Stories

Чавчавадзе об армянах еще 114 лет назад

Отправлено 7 авг. 2016 г., 2:00 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 7 авг. 2016 г., 2:03 ]

В свете последних событий начала апреля и нового обострения армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, накала ситуации не только на поле боя, но и в информационной войне, уже в который раз стоит напомнить армянской стороне и их защитникам в лице российских пропагандистов проармянской направленности факты из книги выдающегося грузинского общественного деятеля, писателя и публициста Ильи Чавчавадзе, опубликованной более 100 лет назад, в начале прошлого столетия.


        Илья Чавчавадзе в историческом очерке «Армянские ученые и вопиющие камни», изданном в 1902 году в Тифлисе, весьма последовательно и аргументированно разоблачает попытки армянских идеологов и ученых фальсифицировать историю  и арменизировать материально-культурное и духовное наследие других народов. В контексте ныне проводимого Республикой Армения курса на предъявление политико-исторических и территориальных претензий к соседним странам эта книга приобретает особую актуальность с точки зрения исторической правды, основанной на неоспоримых документах, в которых черным по белому приводятся факты расселения армян на Кавказе, поддержка их со стороны русского правительства (как царского, так и советского), территориальные притязания на земли соседей, фальсификация истории (в сторону возвышения своей и принижения других народов).

        Итак, отдельные выдержки из книги «Армянские ученые и вопиющие кам-ни» (отметим, что эти документы опубликованы в фейсбук пользователем Лалой Гаджиевой):

        «Истинная доблесть, по природе своей, скромна и не болтлива, и чем она мол-чаливее и скромнее, тем она величавее и обаятельнее. Чтобы понять это благородное свойство доблести, не нужно быть ученым и просвещенным человеком: для этого достаточно иметь здравый ум и искреннее, непорочное сердце даже простолюдина. «Не говори, что ты хорош, не хвали самого себя» или «храбреца украшает скромность, не стоит соломинки хвастун». Разве не простолюдином сказаны эти слова?! К несчастью, до этой мудрости еще не дошли армянские ученые, трубящие на всех перекрестках о славе и величии их народа и при всяком случае унижающие и стирающие с лица земли грузин» (И. Г. Чавчавадзе. Армянские ученые и вопиющие камни. Тифлис, 1902).

        Добавим, что армяне потому и трубят на всех перекрестках о так называемой славе и величии своего народа, что на самом деле этой славы и величия до образования Армянской области в 1828 году, и в помине не было. А Армянская область была создана на территориях Нахичеванского и Ириванского ханств, являвшихся исконно азербайджанскими землями.

        Вот источник, свидетельствующий об этом:

        Высочайший указ Правительствующему Сенату, от 21-го марта 1828 года, №1888.
Силою трактата, с Персиею заключенного, присоединенные к России от Персии ханство Эриванское и ханство Нахичеванское повелеваем во всех делах именовать отныне Областью Армянскою и включить оную в титул Наш. Об устройстве сей области и порядке ее управления Правительствующий Сенат в свое время получит надлежащие повеления. 


        НИКОЛАЙ I 


        (Акты Кавказкой Археологической Комиссии. 1878, Т. 7. с.487).


        Позиционирующие себя как представители благородной нации, на деле же унич-тожающие памятники культуры и истории азербайджанцев, армяне меняли кресты албанских церквей, превращали мечети в свои соборы.

 

        Вот еще один документ, доказывающий сказанное:


        Высочайший указ Св.Синоду, от 4-го ноября 1827 года. Санкт-Петербург.
1-го числа прошлого октября месяца, знаменитая Персидская кр. Эривань покорилась оружию Нашему. Воздав Господу Богу Благодарение за ниспослание храброму Нашему воинству столь важного успеха, Мы повелеваем: 

        главную Эриванскую мечеть обратить в православную Греко-Российскую церковь и освятить оную во имя Покрова Пресвятые Богородицы, в память одержанной в сей день столь решительной победы. Святейший Правительствующий Синод не оставит сделать по сему надлежащее распоряжение.


        Николай  I 


        (Там же, с.481).


        Красой крепости Ириван считался дворец Сардара – могущественное здание ириванского хана, изображения которого были напечатаны в книге А.А. Каспари «Покоренный Кавказ», вышедшей в свет в 1904 в Санкт-Петербурге. Дворец был сравнен с лицом земли в 1914 году. 

        «Трубят-то они трубят,- как писал Илья Чавчавадзе про армянских лжеученых,- и довольно сильно, но иногда так затрубят, что, говоря по совести, должны были бы заткнуть свои уши и с ужасом сказать себе: «Что за трескучую тарабарщину мы слышим!». 

        Статья «Армянские ученые и вопиющие камни» И.Чавчавадзе наделала много шума в армянской среде. В 1907 году путешествовавший по тифлисской губернии писатель был убит. По некоторым версиям большевиками, однако, надо полагать, дашнаками, поскольку террористическая деятельность революционного союза «Дашнакцутюн» в те годы не знала никаких границ. Убирали всех неугодных им людей, в том числе высокопоставленных чиновников на Кавказе, например, главнокомандующего на Кавказе, князя Г.С. Голицына, Бакинского генерал-губернатора М.А.Накашидзе, убитого средь бела дня в центре города и др. громкие убийства той поры. Покушение на князя Г.С.Голицына и убийство М.А.Накашидзе были связаны с Законом о конфискации армянских церковных имуществ, который был принят в 1903 году.

        В заключение отметим, что эти суждения принадлежат не нам - азербай-джанцам и туркам, коих вы - армяне ненавидите на протяжении столетий, а третьим лицам, причем вашей - христианской веры. Наши доводы в этой войне и в спорах о  принадлежности территорий и исторических фактах со стороны могут показаться субъективными, высказанными заинтересованной стороной.  Когда о тех же проблемах говорят представители других народов, очень трудно подозревать нас в предвзятости по отношению к армянам.

        Тем более. что факты вешь упрямая и рукописи не горят...


Источник: ru.axar.az

  URL: http://ru.axar.az/news/42075#ad-image-0

   
   


Дисциплина, дисциплина, и еще раз дисциплина… (интервью)

Отправлено 5 авг. 2016 г., 0:56 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 5 авг. 2016 г., 0:57 ]

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью 
с Гатамом Джаббарлы - 
офицером запаса, 
ветераном 
Первой Карабахской войны, арменоведом, 
автором 
недавно опубликованной 
на азербайджанском языке 
книги 
«Внешняя политика Армении».

Istiglal.com






        - Добрый день Гатам муаллим. Что по вашему явилось причиной резкого обострения ситуации на линии фронта в последние дни?
        - Думаю, что анализируя причины нынешнего обострения ситуации на линии соприкосновения, следует обратить внимание не только на процессы происходящие в мире и в регионе, но и на внутриполитический контекст в Армении. Есть определенные силы, заинтересованные в возобновлении замороженных конфликтов постсоветского пространства на фоне конфликта на востоке Украины. Внимание мира сегодня приковано главным образом к Ближнему Востоку. А в Армении серьезные социально-экономические проблемы, вы же знаете, сейчас там набирают силу выступления против повышения цен на электричество и газ. Кроме того, неизбежным как дамоклов меч остается для Армении ее демографическое проклятие. Я думаю все это важно держать в уме, думая о причинах того, что сейчас происходит на линии соприкосновения.
        - С чем по вашему связано пассивное отношение стран сопредседателей Минской группы ОБСЕ к происходящему? Это только глобальные факторы или, по вашему, есть что-то еще?
        - Уже более 20 лет Минская группа ОБСЕ пытается привести стороны конфликта к общему знаменателю. Безуспешно. Реакция Минской группы на последние события оказалась весьма пассивной. Не было выражено никакой позиции в связи с гибелью рядовых и прапорщиков ВС Азербайджана в результате армянской диверсии в ночь с 31 июля на 1 августа этого года. Это создает определенные рычаги для влияния на регион и на стороны конфликта. Не думаю что глобальные факторы играют существенную роль в неспособности Минской группы ОБСЕ выразить свою четкую позицию в отношении эскалации на линии соприкосновения. Данный институт создавался как раз с целью разрешения именно этой проблемы и другие конфликты его не интересуют. Если учесть нынешнее экономическое положение Армении и степень ее зависимости от военно-политического и экономического сотрудничества с теми же странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ, отсутствие такого давления означает просто то, что его не хотят оказывать.
        - Как вы оцениваете боеспособность азербайджанских частей, находящихся на линии фронта?
        - Вам известно о тех изменениях что происходят в последнее время в Вооруженных Силах нашей страны. Если взять только материально-техническую сторону дела, то это контракты на сотни миллионов долларов. Естественно, все эти современные вооружения закупаются не только для парадов. Есть такая азербайджанская пословица — «мельница не вертится от воды из ведра». Так вот, армянская экономика и есть то самое ведро, которое пытается хоть как то поддержать боеспособность армии этой страны своей водичкой. Наши солдаты и офицеры готовы в любой момент восстановить территориальную целостность страны. Я уверен, что есть очень много признаков приближения этого момента.
        
Но как ветеран хочу отметить вот что. Человеческий фактор — самый важный на войне. Ведь война, как говорил Карл фон Клаузевиц — поле для неожиданностей, тут всегда есть место случаю. Поэтому в первую очередь, следует уделять внимание выучке личного состава подразделений. Потери, как например недавние, весьма горькая пилюля, но гибель каждого военнослужащего — урок для всех.

        - Но потери все же были, и, как известно, только в первую ночь резкого обострения — 11 военнослужащих убитыми. Отсутствие бдительности?
        - Знаете при том перемирии в которым мы живем потери неизбежны. Как в живой силе, так и в технике. Линия фронта — особый мир. Стороны проверяют бдительность противника, осуществляют вылазки, рейды, все это — инструменты давления. Гибель 11-ти военнослужащих нашей армии, как я уже сказал, стала тяжелым уроком. Но урок был усвоен, судя по успешности карательных акций наших подразделений специального назначения на Тертерском направлении. Вам известно об уничтожении лагеря с которого был осуществлен армянский рейд, унесший жизнь наших солдат и прапорщиков.
        - А как насчет потерь армянской стороны и шедевральных перлов, где заявления о том что армянские позиции подвергаются обстрелу тяжелой артиллерии и РСЗО, соседствуют с заявлениями о том, что за четыре дня боев армянская сторона потеряла всего четверых военнослужащих?
        - Несомненно, логики тут никакой нет. Даже с натяжкой на информационную войну. Армянская сторона весьма чувствительна к потерям в живой силе, и это имеет свои причины — от демографических до фашистского мифа о превосходстве одного армянина над сколькими-то там азербайджанцами. Вы представляете что начнется в Армении на фоне все социально-экономических протестов, если еще и объявят, что за четыре дня они потеряли около 80 солдат и офицеров и семь укрепленных постов?! Весь режим карабахского клана построен на мифе о непобедимости, это может иметь весьма плачевные последствия. Но шила в мешке все равно не утаишь. Единственный выход для армянской стороны — сесть за стол переговоров. Война не закончена. Она вообще никогда не заканчивалась, есть лишь режим прекращения огня, который нарушается каждый день. Армянская сторона похоже не совсем осознает того что происходит. Ведь до начала 2000-х годов они находились в эйфории от т.н. «победы». Но где победа? Если есть победа, то должен быть мир, должно улучшаться благосостояние простых армян, деньги скудного армянского бюджета должны идти на долгосрочные нужды армянской экономики. Где все это? Победа должна давать гарантии безопасности — где они? Кто сегодня обеспечивает гарантии безопасности Армянского государства? — чужая армия, 25% расходов за нахождение которой в Армении несет сама армянская сторона! Ну не могут они просто себе позволить говорить правду о происходящем на линии фронта.
        - Гатам муаллим, вы являетесь участником Первой Карабахской войны, у вас боевой опыт. Как по вашему, какие качества следует в первую очередь развивать у военнослужащих, находящихся на передовой?
        - Дисциплина, дисциплина, и еще раз дисциплина… Несомненно, если сравнить с 1994 годом, то сравнения просто не получится. То чем мы воевали тогда армией нельзя назвать. Скорее весьма политизированным ополчением, пусть и хорошо вооруженным. Был высокий боевой дух, но не было дисциплины. Сегодня Вооруженные Силы Азербайджана — сильнейшие на Южном Кавказе. Но армия — это люди. И люди эти в первую очередь должны любить свою Отчизну, беззаветно и преданно. Любовь эта начинается не с армии, а со школьной скамьи. В перспективе считаю конечно очень важным переход на профессиональный контрактный набор. Хотя бы частично. Важен также пример того, как общество относится к семьям шахидов, к военнослужащим, потерявшим здоровье и работоспособность. Это тоже следует воспитывать. Это или есть или нет, тут нет середины.
       Спасибо огромное за беседу!
        - И вам спасибо!
Источник: Istiglal.com
04.08.2014

Тот самый Михайло из Баку

Отправлено 1 мая 2016 г., 8:23 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 1 мая 2016 г., 8:24 ]

Их имена вписаны в золотой фонд движения Сопротивления
Провожая азер-байджанских бойцов на родину, председа-тель временного правительства Франции, бригадный генерал Шарль де Голль сказал: "Подлинный героизм в боях против фа-шистской Германии показали партизаны с Кавказа, и в особен-ности, самыми от-важными, самыми мужественными оказались азербайджанские бойцы".

        После окончания Второй мировой понадобилось еще почти полтора десятка лет, чтобы о некоторых азербайджанцах, героически воевавших с гитлеровским фашизмом в рядах Европейского движения Сопротивления, заговорили открыто.
        Сегодня эти имена известны далеко за пределами Азербайджана. Бакинец Мехти Гусейнзаде, партизанивший в Словении, погиб в 26 лет. Этот тот самый Михайло из знаменитого советского фильма "На дальних берегах", быть похожим на которого мечтали все мальчишки, да и не только они. Герой Советского Союза, участник югославского партизанского Сопротивления, о подвигах которого написаны книги, именем которого названы улицы не только в Азербайджане, но и в Словении.
        Ахмедия Джебраилов - известный во Франции под подпольными кличками Харго, Фражи, Кураже, Рюс Ахмед. Там, где он появлялся, взрывались железнодорожные полотна, вспыхивали немецкие эшелоны, рушились мосты, горели фашистские склады, дома, где проживали гитлеровские офицеры. С ним трижды встречался легендарный генерал Шарль де Голль. Однажды, еще в годы французского Сопротивления, он познакомился с отважным партизаном и дал ему ответственное задание, которое тот блестяще выполнил, и дважды после войны - вначале в освобожденном Париже, а затем, спустя два десятилетия, - в Москве. Президент де Голль, прибывший в 1966 году с официальным визитом в СССР, включил в программу своего пребывания встречу с Ахмедией Джебраиловым. За боевые заслуги ему было присвоено звание Национального героя Франции, он был награжден орденом Почетного легиона, орденами и медалями этой страны, в том числе военной медалью "За храбрость", дающей право идти на военных парадах впереди генералов. К 60-летию Победы на фашизмом журналист-исследователь Ругия Алиева выпустила книгу "Азербайджанцы в европейском движении Сопротивления", в которой скупо, по-военному, рассказывается о 36 участниках партизанского движения в Югославии, Франции и Италии. Среди них кавалер высших военных наград Италии - орденов "Золотая звезда Гарибальди" и "Слава" Мамед Багиров, командир действовавшей в Словении роты "Руска чета" Джавид Хакимли, а также Микаил Аббасов, Иса Мамедов, Вилаят Гусейнов, Гасан Кямалов и многие другие.

За боевые заслуги Ахмедия Джебраилову было присвоено звание Национального героя Франции

        О каждом из них и о десятках других, чьи имена не вошли в это издание, можно слагать песни, писать книги, снимать фильмы. Их жизнь была переполнена испытаниями: попавшие тяжело раненными или контуженными в плен, они оказались в фашистских концлагерях. Но выжили и сумели бежать в леса и горы тех европейских стран, в которых находились, и присоединиться к партизанским отрядам. Вместе с французами, итальянцами, югославами, поляками и представителями других народов они отважно воевали против фашистов не на жизнь, а на смерть, заложив основы будущего сотрудничества между нашими странами.
        Провожая азербайджанских бойцов на родину, председатель временного правительства Франции, бригадный генерал Шарль де Голль сказал: "Подлинный героизм в боях против фашистской Германии показали партизаны с Кавказа, и в особенности, самыми отважными, самыми мужественными оказались азербайджанские бойцы".

* * *
Ахмедия Джебраилов

        Ахмедия Микаил оглы Джебраилов (азерб. Əhmədiyyə Mikail oğlu Cəbrayılov), известен также как Армед Мишель (фр. Armed Michel) родился 22 сентября 1920 года в селе Охуд Шекинского уездаАзербайджанской ССР. В 1938 году окончил сельскохозяйственный техникум в городе Шеки, после чего работал агрономом.
        С началом Великой Отечественной войны его отец и старшие братья ушли на фронт.
        В 1942 году, после того как пришло известие об их гибели, Ахмедия также добровольно ушёл защищать Родину, начав службу в Красной Армии в звании младшего политрука 48-го стрелкового полка.
        За время войны его мать Сафура Исмаил кызы получила от сына лишь одно письмо-треуголку:«Мама, жив, здоров, воюю. Всё идёт нормально. Ахмедия».
        Тем не менее, жизнь Джебраилова была насыщена подвигами.
        Попав на фронт, Ахмедия сразу же попросился в разведку, но был осмеян перед строем.
        Однако из первого же боя Джебраилов приволок «языка» — солдата на голову выше и в полтора раза тяжелее себя. За это его наказали — тем более, что рядовой немецкой армии никакими военными секретами не обладал.
        От законных солдатских ста грамм перед боем Джебраилов отказывался. Это тоже не прибавляло любви окружающих.
        Однажды его застали за изучением русско-немецкого словаря. Молодой человек утверждал, что так он готовится стать разведчиком.
        В мае 1942 года в боях в районе Лозовой и города Изюм Ахмедия попал в окружение, был тяжело ранен. В бессознательном состоянии он попал в плен.
        Транзитом он прошёл через несколько лагерей военнопленных (Львов, Дахау). Во французскомРодезе, где содержались тысячи азербайджанских военнопленных, он попытался совершить побег, но был выдан и чуть не расстрелян.
        Вскоре Ахмедия стал узником концлагеря под номером 4167 в небольшом городке на юге Франции —Монтобане (департамент Тарн и Гаронна). Знание немецкого языка он скрывал, опасаясь, что оккупанты могут его привлечь к сотрудничеству. В Монтобане его здоровье сильно ухудшилось.
        В лагере Джебраилов познакомился с уборщицей-француженкой Жаннет из Тулузы, которой помогал таскать мусор, и попросил её обучить французскому языку. Выучивая ежедневно по 25 слов, Ахмедия через несколько месяцев бегло говорил по-французски.
        Мадам Жанна устроила Джебраилову побег, выдав за мёртвого и инсценировав его похороны: сказав коменданту, что «покойный» похож на её сына и поэтому она хочет похоронить его по-христиански, она уговорила немцев похоронить «тело» за пределами лагеря. Немецкий врач видел, что хоронят живого человека, но всё равно дал согласие. Когда в полночь люди Жанны вырыли гроб, Ахмедия оказался живым.
        После побега из плена Джебраилов примкнул к французскому Сопротивлению, став осенью 1942 годабойцом 4 эскадрона корпуса фронтьерьеров «капитана Дюма» в департаменте Тарн и Гаронна. После четырёх успешных операций он был назначен командиром разведгруппы. Ещё спустя месяц, после пущенного под откос товарняка с немецким оружием, Джебраилов представлен к первой французской награде.
        Чуть позже Джебраилову вручили записку, собственноручно написанную де Голем: «Дорогой Армад Мишель! От имени сражающейся Франции благодарю за службу. Ваш Шарль де Голль».
        Как партизан-разведчик Армад Мишель прославился дерзкими операциями против немецких войск. Получил свой первый орден — Крест за добровольную службу.
        Через два дня он отправился на операцию по спасению пятисот детей участников Сопротивления, отправляемых в Германию. Ахмедия был в форме и с документами капитана немецкой армии (фельдфебеля), в кармане лежало фото женщины с двумя русоволосыми детьми, с надписью на обороте: «Моему дорогому Хайнцу от любящей Марики и детей». Операция прошла удачно — охрана поезда уничтожена, а все дети выведены в лес.
        Однако из-за осколочных ранений Джебраилов потерял сознание и почти сутки пролежал возле железнодорожного полотна. Придя в себя от того, что его обыскивают обнаружившие «тело» немцы, он изобразил бред умирающего и прошептал сентиментальное: «Дорогая Марика, ухожу из этой жизни с мыслью о тебе, детях, дяде Карле и Великой Германии». Немецкий патруль подобрал «своего героя» и направил на лечение в немецкий офицерский госпиталь.
        После выписки Джебраилов под именем Хайнца-Макса Ляйтгеба был назначен комендантом города Альби близ Тулузы. За восемь месяцев комендатуры он использовал своё положение для освобождения активистов французского сопротивления и советских военнопленных. Выпустив на свободу очередную партию пленных советских солдат, Ахмедия, по приказу де Голля бежал к партизанам, прихватив заодно «языка» в высоком чине и всю наличность комендатуры.
        Псевдонимы Джебраилова: Кардо, Ахмад Мишель, Армед Мишель, Матье Мишель, Кураже Мишель, Харго, Фражи, Рюс Ахмед «вызывали у фашистов панический животный ужас». За поимку Джабраилова (Харго) немцы предлагали 10 000 немецких марок золотом и две новые автомашины.
        Во время наступления союзников Джебраилов принимал участие в освобождении Родеза, Бордо,Тулона, Парижа и Дижона. В Бордо немецкий гарнизон был готов тщательно обороняться, но группа Ахмадия прошла в обход по канализации и ударила в тыл. Освободив Бордо, Ахмадия попал в Париж, где его пригласил к себе Морис Торез, сказавший ему: «Мне о вас рассказывали много хорошего. Вы храбрый солдат, Франция всегда с благодарностью будет вспоминать ваши подвиги». 20 августа 1944 года Ахмадия выступил на митинге по случаю освобождения Парижа от имени всех советских солдат.
        За свои подвиги азербайджанский юноша был награждён высшими французскими наградами: Военный крест, Крест за добровольную службу, Военная медаль Франции, Орден Почётного легиона. Все перечисленные награды Ахмедия Джебраилов получил из рук Шарля де Голля и Мориса Тореза. За боевые заслуги Ахмедия Джебраилову присвоено звание Национального героя Франции. Высший Орден Почетного Легиона давал ему право идти на всех военных парадах Франции впереди самых заслуженных генералов. Ни один из советских генералов и маршалов, кроме Георгия Жукова не имел французского ордена такого ранга.
        По окончании войны Армед Мишель работал в канцелярии президента Французской республики де Голля. Управлял подаренным французским правительством автозаводом. У него появилась прекрасная квартира в Париже. Он женился на француженке переводчице Саре, у них родились два сына. На правительственных банкетах Джебраилов с женой сидел по правую руку от де Голля.
        Однако в 1951 году гражданин Франции Армед Мишель решил вновь стать Ахмедией Джабраиловым и вернуться в родное село Охуд. Уговоры друзей и официальных лиц не помогли. На прощание генерал де Голль вручил боевому соратнику документ почётного гражданина Франции, а также мандат на бесплатное пользование всеми видами транспорта по всей стране. Это была привилегия, которой во Франции пользовался только один человек — президент республики. В благодарность автопредприятие, которым владел герой, был названо именем Армада Мишеля.
        По возвращению в СССР Джебраилова репрессировали, как попавшего в плен, и на десять лет сослали в Сибирь. Все награды, письма, фото, даже право на бесплатный проезд отобрали. Длительное время он был «невыездным». Работал пастухом в родном селе Охуд. Завёл новую семью и детей.
        А однажды, ранней весной 1966 года в кабинете Генерального секретаря компартии Леонида Брежнева раздался звонок. Ему позвонил министр иностранных дел Андрей Громыко и сообщил о предстоящем визите в СССР президента Франции генерала Шарля де Голля. Высокий гость выразил пожелание увидеть среди встречающих в Москве своего друга и соратника, проживающего в СССР Армада Мишеля. Однако руководство страны не могло найти героя даже после подключения КГБ. Только одна машинистка вспомнила, что однажды ей пришлось напечатать это имя — по личному поручению Никиты Хрущёва.
        Сразу поехали к Никите Сергеевичу, который рассказал удивительную историю: «Ну, был такой чудак. Из Азербайджана. Во время войны у французов служил, в партизанах. Так вот эти ветераны французские возьми и пошли ему сто тысяч долларов. А этот чудак возьми и откажись. Ну, я и велел его доставить прямо ко мне. И прямо так, по партийному ему сказал: нравится, мол, мне, что ты подачки заморские не принимаешь. Но, с другой стороны, возвращать этим капиталистам деньги обидно как-то. А не хочешь ли ты, брат, эту сумму в наш Фонд Мира внести? Вот это будет по-нашему, по-советски! И он внёс. Расцеловал я его. Потому как, хоть и чудак, но сознательный. Я чего про Фонд Мира талдычу? — поднимите финансовую отчетность и найдете его».
        Так и сделали. Вскоре в маленькое село Охуд из города Шеки на севере Азербайджана направился кортеж из нескольких правительственных автомобилей. Из скромного дома на окраине села на крыльцо вышел 47-летний мужчина необычной для этих мест внешности — русоволосый и голубоглазый. Принял высоких гостей. Когда ему предложили срочно собираться в Москву к самому Брежневу тот отказался: куча дел, некогда мол ему. Однако после того, как назвали имя де Голля и изложили суть дела, сразу же собрался, простился с женой и детьми и этой же ночью вылетел в столицу.
        По приезду его сразу отвезли в двухсотую секцию ГУМа, которая обслуживала только высшее руководство страны. Там ему подобрали соответствующую торжеству одежду — от нижнего белья до нескольких костюмов, плаща, демисезонного пальто и даже зонтика от дождя. После отвезли к Брежневу. Чиновники, опасаясь желания де Голля совершить поездку на родину Джебраилова в село Охуд, предложили перестроить его дом и представить как «первого российского фермера». Однако Ахмедия от этой затеи отказался.
        Утром следующего дня Ахмедия в составе делегации первых лиц встречал де Голля во Внуково-2. Сбежавший по трапу генерал пожал руку Брежневу. Однако, наклонившись к генеральному секретарю и выразив что-то вроде извинений, он тут же бросился к стоящему в стороне Джебраилову. Они обнялись и застыли. Все поражённо смотрели на встречу двух давних боевых друзей.
        Ахмедию прямо из аэропорта увезли в отведенную де Голлю резиденцию. Генерал попросил отменить вечернюю программу, ему не терпелось вдоволь пообщаться со своим другом. Весь день они гуляли по зимнему саду, ужинали при свечах накинув на плечи два одинаковых пледа, беседовали и вспоминали.
        После встреч с де Голлем Джебраилов сам уехал в аэропорт, купил билет и отбыл в родное село. Горничная гостиницы «Москва», зашедшая в его номер, была поражена тем, что он бросил там все приобретенные в столице вещи.
        После этого Джебраилову вернули все награды, документы, фотографии. В колхозе он получил должность агронома. Был награждён орденом Октябрьской Революции.
        В 1975 году Ахмедия получил возможность посетить Францию и встретиться с друзьями-партизанами. Перед отъездом во Францию Джебраилов взял с собой горсть родной земли, которую рассыпал на могилах азербайджанских партизан: Джейран-ханум, Микаила Гусейнова, Вели Велиева, Фейзулла Курбанова. В Государственном киноархиве Азербайджана сохранился фильм «1000 дней борьбы», в котором запечатлён приезд в 1975 году Джебраилова во Францию. В ноябре 1990 года Ахмедия, вместе со своим братом Аршадом, приняли участие в торжествах, посвященных 100-летию со дня рождения генерала Шарля де Голля в Париже.
        Ахмедия Джебраилов погиб 10 октября 1994 года в городе Шеки в результате автокатастрофы — грузовик сбил телефонную будку, в которой находился герой Сопротивления. Джебраилов похоронен на кладбище села Охуд. На могиле героя установлен полноростовый бронзовый памятник, его именем была названа одна из улиц в Шеки.
        В первую годовщину кончины Джебраилова в его родное Охуд приехали сотрудники посольства Франции в Азербайджане, с речью выступил первый посол Франции в Азербайджане Жан Пэррен и возложил венок к могиле Джебраилова от имени французского народа.
        Один из сыновей Ахмедии Джебраилова — Национальный Герой Азербайджана майор милицииМикаил Джебраилов погиб в Нагорном Карабахе, попав в засаду 15 декабря 1990 года. Другой сын — Джеваншир построил создал на втором этаже его дома в Шеки «Музей Харго». До сих пор в деревне проживают вдова Ахмедии Джебраилова Сурайей ханум (1926-2011) и дочери Алмаз и Раей.
Wikipedia

“Forerunner of Independence”

Отправлено 10 апр. 2016 г., 3:53 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 10 апр. 2016 г., 3:54 ]

        Within the framework of action of support to National Army the event titled “Forerunner of Independence” devoted to Nofel Tahirzadeh was held at the exposition of Azerbaijan Museum of Independence on the 8th of April, 2016.


        Nofel Tahirzadeh was born on September 5, 1955 in Khirhatal village of Gutgashen (current Gabala) region. In 1972 he finished school with honor and entered faculty of architecture of Azerbaijan Institute of Architecture and Construction. In 1977 he was sent to Saransk by assignment and started working there. On August 6, 1978 Nofel died in Saransk mysteriously. In 70s of XX century Nofel interanally fought for creation of independent and intact Azerbaijan state, created flag and emblem of this state, scheme of headquarter, regulation of Army of Independence Azerbaijan, military uniform and shoulders loops of    soldiers and officers, prepared National alphabet of Azerbaijan and experimental language. He was a talented architector, painter, writer, poet, historian.
        
Adalat Tahirzadeh’s book entitled “Nofel Tahirzadeh – Mujahid for independence Azerbaijan” was presented at the event, personal items, documents, photos of Nofel Tahirzadeh were demonstrated at the exhibition.
        In introduction entry Farida Shamsi, the director of Azerbaijan Independence Museum noted the high patriotic spirit of our people at the result of heroism of our National Army in Karabakh and told that in 70s Nofel at the age of 23 years inernally fought for creation of independence Azerbaijan state and National Army. At the end of speech F.Shamsi called all participants to commemorate with the minute of a silence the memory of Nofel Tahirzadeh and all martyrs.
        The slide reflecting the life and activity of Nofel Tahirzadeh and poems have been written by himself was demonstrated at the artistic part of the event.

        
Adalat Tahirzadeh, the brother of Nofel Tahirzadeh, the doctor of philosophy in philology, professor of Baku Eurasian Uniersity, Asker Guliyev, the employees of Ministry of Education of Azerbaijan Republic, Kerim Shukurov, the scientific editor of the book, Sahmistan Nazarli, the prominent researcher of military history of Azerbaijan, Zinyat Alibeyli, Nofel Tahirzadhe’s sister and the other author of the book, Naila Tahirzadeh, Nofel Tahirzadeh’s classmate made speech at the event. They stressed that they are proud of soldiers who in recently days in frontline heroically fought for independence and integrity of Azerbaijan and told about the life and activity of Nofel Tahirzadeh.
        After the speeches the guests familiarized with the exhibition devoted to Nofel Tahirzadeh.
        The relatives and friends of Nofel Tahirzadeh, the students of Azerbaijan State Painting Academy and Azerbaijan University of Languages, the soldiers of Interior Troops participated at the event.

The source: Adalet Tahirzadeh facebook profile

 


Azerbaijani Defence Ministry: 'Azerbaijani villages liberated!'

Отправлено 2 апр. 2016 г., 12:54 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 2 апр. 2016 г., 12:55 ]

        
Azerbaijani Defence Ministry issued a sensational statement on the release of Seysulan village of Agdere (Martakert) region and several heights in this region of Karabakh.


        On the night and during the day of 2 April, over the entire front line Armenians fired at Azerbaijani positions and residential settlements. As a result, there are dead and wounded among both military and civilian population, says the statement of the Defence Ministry of Azerbaijan.
        To suppress enemy provocations and ensure the safety of civilians, command of the Armed Forces of Azerbaijan made a decision about response in the direction of Agdere-Terter-Aghdam and Khojavend-Fuzuli.
        In a very short period of time in some areas of the front it was possible to break through the enemy's first defence line that Armenian units had been strengthening over the years. In addition to that, the armed forces of Azerbaijan managed to liberate several settlements and occupy heights of strategic importance.
        The villages of Talish and Seysulan were completely cleaned from the enemy forces, which could create threat to the Goranboy region and Naftalan city.
        Azerbaijani troops also laso took control of the height of Lele Tepe, which is of strategic importance for the protection from the enemy of the city of Horadiz. Currently, steps are being taken to strengthen the liberated heights and a new defence line.
        During teh fighting there were destroyed 6 Armenian tanks, 15 artillery pieces, reinforced engineering structures, as well as killed or wounded more than 100 Armenian servicemen.
        In the battle with the enemy 12 servicemen of Azerbaijani Army became martyrs. The enemy side hit one Mi-24, which was carrying air strikes against the enemy positions. In addition, during a mine explosion one tank was damaged.
        Azerbaijani Defence Ministry warns that if the Armenian side again violates ceasefire regime, a response will be even more destructive.
Azeridaily.com

Как армяне ненавидят свою нацию, или Устами знаменитых людей

Отправлено 15 мар. 2016 г., 23:24 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 24 мая 2016 г., 0:53 ]

Об армянах словами известных людей и самих армян


Материал собран и исследован 
Амиром Эйвазом





        Из справки прокурора Эчмиадзинского Синода армяно-григорианской церкви А. Френкеля, представленной им в 1907 году императору Российской Империи, в качестве прокурора он работал с 1892 года "...Корыстолюбие, интриги, клятвопреступления, продажность, низкопоклонство кажутся главными национальными особенностями этого племени ..., ибо у горожанина - армянина нет родины, которой он гордился бы, а только горькое сознание, что его народ уже 1300 лет - раб и всеми ненавидимый паразит".

        "Об армянах издревле сложилось плохое мнение, - и это, разумеется, не лишено основания, так как иначе оно не могло бы возникнуть у целых народов и притом в разные времена. Именно армяне склонны кричать по всякому поводу. Не пустят их в чужой дом, или раскроют какие-либо их козни, или отдадут под суд их воришек, - они не только сами поднимают крик, но и заставляют кричать глупых или продажных людей из иноплеменников".

Армяне об армянах

        
Отец армянской истории Мовсес Хоренаци (Моисей Хоренский) в V веке говорил о своих соплеменниках:

        "-я хочу указать на жестокосердие, как и высокомерие нашего народа,...
        -отвергающее благое, изменяющего истине,...
        -народ строптивый и преступный,..
        -ДУША, КОТОРОГО НЕ ВЕРИТ БОГУ!
        -вы совершили прогневленное и в ложах ваших не принесли раскаяния
        -вы заклали заклание и беззакония и уповающих на господа презрели
        -поэтому найдут на вас сети того, кого вы не прознали и добыча, за который вы гонялись, сделает вас своей добычей, и вы попадете в те же сети..."

        Профессор Лео (армянский автор нескольких крупных произведений об армянской истории, являющийся одним из создателей мифической армянской истории, которая на деньги армянской церкви и миллионеров распространялась в Европе, Америке и России) был вынужден признать: "Лишь малая часть армянского ашугского творчества, можно сказать самая незначительная ее часть, относится к нашей литературе. Большая же ее часть (дастаны, героические песни) на тюркском языке. Для ашугов, чтобы выразить изображенную в сказках и песнях жизнь, более удобен тюркский язык, нежели армянские народные наречия, он более образен и намного богаче".

        В 1914 году армянский историк Геворг Аслан в книге "Армения и армяне" писал: "У армян не было государственности. Они не связаны чувством Родины и не связаны политическими узами. Армянский патриотизм связан только с местом проживания." Химерическая идея о воссоздании "Великой Армении", которая как государство никогда не существовала, - общенациональная концепция, объединившая всех хайев мира.

        Армянский журналист Р.Ачарян в своей книге "Тюркские заимствования в армянском языке" писал, что в армянском языке используется более 4200 тюркских слов.

        Х.Абовян (XIX век) писал: "... в нашем языке половина слов тюркские, либо фарсидские слова".

        Армянскому поэту Егише Чаренцу принадлежат слова: "В нас лицемерие появляется еще в утробе матери".

Русские об армянах

        Воспоминания русского дипломата генерала Маевского. Из книги "Массовые убийства, чинимые армянами"
        "Слышал ли кто-либо о народном героизме армян? Где высечены названия их сражений за свободу? Нигде! Потому что, "герои" армян больше были палачами своего народа, чем спасителями".
        "Исторические корни Карабаха уходят в античную эпоху. Это одна из исторических провинций Азербайджана. Этот регион является важным политическим, культурным и духовным центром Азербайджана... Пресловутая Карабахская проблема была создана сфальсифицированными идеями армян"

        
А.С. Пушкин:
Ты раб, ты трус, ты армянин...

        А.С.Грибоедов в рапорте 11-13 сентября 1819 года писал Мазаревичу: "Что за подлое отродье эти армяне. Никто из них и знать меня не хотел, а при этом всегда на ухо шепчут, что мы их будущие покровители. Хорошее протеже. Они нас продают тем же персам, которые готовы их распинать и варить под любым соусом"

        Русский исследователь В.Л.Величко (конец 19 -начало 20 века):
        "Армянские женщины всегда имели связь с другими народами, пусть иногда и насильно. Иранские солдаты, турки, грузины и горцы, видимо никогда и не ждали от армянских женщин, давно потерявших свои честь и достоинство, приличия и благородства. Именно поэтому в жилах армян течет столько разной крови".
        
"Мы еще не говорим об армянских учебниках, которые взяли на себя общемировую миссию "окультурить" всех своих соседей, учебниках, в которых написано об этой горе-стране - "Великой Армении". В церковных школах распространяются даже карты Великой Армении, столицей которой указывается Тифлис, и границы которой доходят аж до Воронежа".
        "Студент Патканова, господин Марр все обещает, что сможет вырвать-таки у грузин что-нибудь в пользу армян и доказать армянскую принадлежность этого. По его мнению, известная грузинская поэма "Витязь в тигровой шкуре" заимствованное произведение. Это необходимо армянским политиканам, ибо за весь период своего существования армяне не имели ни одного мощного поэтического произведения, то есть свидетельства процветания народной культуры. Не смотря на старания Юрия Веселовского и ему подобных литераторов, которые стараются убедить русскую публику в существовании хорошей армянской литературы, дальше пустых разговоров продвинутся в этом деле не могут. Потому что, сколько не старайся - чего нет, того нет".

        
Историк А.Аннинский в конце XIX века писал: "В связи с тем, что не сохранилось ничего, что свидетельствовало бы о былой политической мощи и важности культуры древних армян, следует полагать, что они не обладали ни тем, ни другим. Видимо они всегда были малочисленным и диким племенем. Никогда не обладали полной политической независимостью. С этим и связана вопиющая бедность художественного творчества армян. Говорить же о науке вообще не приходится. Армяне за весь период своего существования не создали ничего самобытного".

        Исследователь В.Елиховская писала: "Рассыпанные по всему свету армяне перенимают обычаи, одежды, традиции народов, с которыми вместе живут. В Турции армянина не отличишь от турка, в Персии армянин - типичный перс.

Мысли знаменитых:

        
Великий Амир Тимур (Тамерлан) сказал:
История не простит мне 2 вещи:
        "1) То, что я хотел уничтожить армян как этнос, 2) а второе- за то, что я не сделал этого. Правда есть и хорошие среди армян, но в целом народ гадкий. Никогда не выскажет своих мыслей в лицо, поэтому и кажется культурным, а в удобный случай зарежет".

        Фридрих Энгельс: "Армянские рабыни и наложницы были первыми танцовщицами и проститутками прислуживающими в Коринфе ("наложницы Афродиты") и даже в храмах Индии.

        
Карл Маркс: 
"Армяне, первая нация, начавшая использовать своих женщин в качестве подстилки под другие народы, как способ выживания"

        Александр Дюма (Отец), "Кавказское путешествие": "Армяне всегда жили под властью правителей, служивших отличной от армянской религии. В результате они превратились в людей, скрывающих свои мысли, чувства и намерения, превратились в мошенников и лжецов".

        
Английский путешественник Вильсон:
Армяне жадные, корыстолюбивые и подлые, ни кого не уважают. Они мастера раздувать всякие мелочи, любители интриг

        П.Кероп Патканов. Ванские надписи и значение их для истории Передней Азии. СПб.1981, стр. 36-37. Из книги Магди Нейман "Армения". СПб, 1899.
        "Армения, как государство, не играла никакой значительной роли в истории человечества, ее название было географическим термином, распространенным армянами, она была местом разрешения споров сильных государств - ассирийцев, мидийцев, иранцев, греков, монголов, русских..."
        "Сразу после заключения Туркменчайского договора (10 февраля 1828 года) под руководством Паскевича в Азербайджан были переселены 40 тысяч армян из Ирана и 90 тысяч армян из Турции. В общей сложности в 1828 - 1896 годах из Ирана и Турции было переселено более 1 миллиона 200 тысяч армян. Из них 985 тысяч 460 человек были размещены на западных землях Азербайджана, а остальная часть - в Карабахе и Елизаветпольской (Гянджинской) губернии. После благоустройства армяне начали вытеснять азербайджанских тюрков, они же произвели массовые погромы и грабежи, а также варварски истребили огромное число людей".

        Адам Мец, по происхождению швейцарский еврей (Москва изд-во <<Наука>> 1973 г.стр.144, Швейцарский Востоковед А.Мец, 1869-1917 г,эту книгу написал за 25 лет) освещая историю и культуру халифата писал:
        "Армяне самые плохие рабы из белых также как негры (зинджи) самые плохие из чернокожих. Они имеют безобразные ноги, стыдливость у них отсутствует, воровство очень распространено... Их натура и их язык грубы. Если оставишь раба-армянина хоть на час без работы, то его натура тотчас толкнет его на зло. Он работает хорошо из-под палки и из страха. Если видишь, что он ленится, то лишь потому, что это доставляет ему удовольствие, а вовсе не от слабости. Тогда следует взять палку, вздуть его и заставить делать то, что ты хочешь".

        Грузинский писатель и мыслитель И.Чавчавадзе: Ваше превосходительство, не разрешайте поселение армян на центральных русских землях. Они из такого племени, что прожив несколько десятков лет, начнут кричать на весь мир, что это земля наших отцов и прадедов.

        Грузинский писатель Серги Саджая: "Армяне не львы, а лишь - шакалы, прислуживающие более сильным народам"

        Германский деятель и ученый Кольмер фон дер Гольц, "Анатолийские эскизы": "Все кто знаком с основной массой населения в провинциях Анатолии, быстро привыкают уважать и любить тюрков, презирать греков и ненавидеть армян. Местная пословица "грек обманет двух евреев, а армянин - двух греков" повсюду себя оправдывает. Если где-либо в Анатолии вас обманули, то с точностью можно сказать, что вы повстречались с армянами. Я обхожусь без всякого письменного договора, когда имею дело с тюрком, ибо достаточно лишь его слова. Когда имею дело с греком или другими левантинцами - я заключаю письменный договор, ибо с ними нельзя вести дел иначе. С армянами же я не имею даже письменно заверенных дел, ибо от интриг и лжи армян не убережет даже письменное условие".

        Американские историки Жастин и Кэролин Маккарти: "Современная территория Армении принадлежит не армянам, а азербайджанцам. Именно это и служит причиной того, что большая часть географических наименований на территории Армении относятся к азербайджанцам".

* * *
Использованная литература:

        Аннинский А. История армянской церкви, Кишинев, 1900

        Величко В.Л. Кавказ. Русское дело и межплеменные вопросы, Баку, Изд-во "Элм", 1990

        Тагаев М. Москва, или Центр международного терроризма и геноцида. Изд-во "Искра", 2001

        Шавров Н.И. Новая угроза русскому делу в Закавказье: предстоящая распродажа Мугани инородцам, СПб. 1911

        Шопен И. Исторический памятник состояния армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи, СПб. 1852.

        Обозрение российских владений за Кавказом, СПб., 1836.

        Полное собрание публицистических сочинений, СПб., т. I, 1904

Источник: TREND.AZ

Вахтанг Джанашия: Уроки Армении

Отправлено 1 мар. 2016 г., 21:14 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 1 мар. 2016 г., 21:15 ]

У армян – российского «стратегического союзника» 
в Закавказье – чуть ли не официальным слоганом является фраза: «Мы великий, но несчастный народ». Ну, с самоопределением «великий» понятно. 
А «несчастный» потому, мол, что с соседями – Азербайджаном, Грузией, Ираном и Турцией – 
не повезло.






Вахтанг ДЖАНАШИЯ


        Великий, конечно. Где только не поминаются армяне – от Библии до речей Гитлера. Профессор Степан Мелик-Бахшян даже теорию вывел, что, раз в Библии Ноев ковчег пристал не куда-нибудь, а именно к горе Арарат, то, «в соответствии с учением дарвинизма», армяне – первые люди на Земле, от которых произошло человечество.
        Великая нация пиарщиков. Ко всем соседям территориальные претензии – и почти все в мире им сочувствуют, поддерживают. Тот же конфликт в Нагорном Карабахе начинался с того, что это якобы исторически территория армянского государства. Но с 1045 по 1918 годы армянской государственности вообще не существовало. Не прокатило с историей – нашелся ленинский (!) вариант теории о праве наций на самоопределение, «вплоть до создания собственного государства». За него ухватилась дочь зампредсовнаркома Армении Геворка Алиханяна диссидентка Елена Боннер с мужем Сахаровым – и самоопределение стало восприниматься как символ мировой демократии, а Карабах – армянским. И чтобы сомнений ни у кого не было, всех неармян из области и прилегающих районов – венец демократического самоопределения! – армяне выселили.
        Интересно, что курдов, живших не в Карабахе даже, а в прилегающих районах, тоже изгнали, жильё разграбили и сожгли... Но для них враги – турки, а армяне – свет в окошке. Вот это уметь надо, вот это PR!
        Естественный вопрос: почему самоопределению Карабаха с этническими чистками, кровопролитием, разбоем победителей – международная поддержка, о санкциях и речи нет, а мирному самоопределению Крыма, Новороссии – осуждение, санкции? Пиариться не умеем. До чего дошло: так сказать правду, чтобы поверили, не можем. Соврать – тоже. Карабах армянам завоёвывали русские офицеры 7-й армии (наблюдал собственными глазами) –
и тишь да гладь. Забрели наши 9 десантников на Украину – всесветный скандал: агрессия, оккупация!
        Где наши пропагандисты? Ладно, информагентство «Россия сегодня» только-только создаётся. Но телеканал Russia Today с декабря 2005 года вещает! И что имеем? Всего 7 млн человек аудитории в Европе.
        Так, может, не стесняться и поучиться у стратегического союзника, как надо вести пропаганду? Потому что армяне – великий народ гениального пиара. И несчастный потому, по-моему, что собственной пропаганде верят – упаси нас от этого, Господи!

Источник: Metronews.ru
URL: http://www.metronews.ru/kolumnisty/vahtang-dzhanashija-uroki-armenii/Tponic---eyM0HzZPhrvNc/

Аурелия Григориу: Ходжалинцев убивали только за то, что они были азербайджанцами – (интервью)

Отправлено 29 февр. 2016 г., 9:14 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 29 февр. 2016 г., 9:15 ]

Интервью Day.Az с президентом Общественной палаты Республики Молдова, известным правоведом Аурелией Григориу.





Беседовала: 
Лейла ТАРИВЕРДИЕВА


        - Исполняется очередная годовщина ходжалинской трагедии. Когда вы впервые узнали о тех страшных событиях? Помните свои эмоции?

        - Ходжалинский геноцид - одна из самых страшных трагедий конца ХХ века. Узнала о ней впервые на международной конференции омбудсманов в Баку в 2010 году. Я имею в виду именно правдивую информацию о зверствах армян и 366-го мотострелкового полка в азербайджанском городе Ходжалы, совершенных в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года. Почему я акцентирую на этом внимание? Потому что до тех пор мне была известна совсем другая информация о военном конфликте между Арменией и Азербайджаном, и эта информация была смазанная и далеко не соответствующая действительности.
        Знакомство с этой темой продолжилось на конференции по Ходжалинскому геноциду, где очень эмоционально, убедительно выступил вице-премьер Азербайджана, председатель Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Али Гасанов. Я еще более заинтересовалась этой темой и стала искать информацию.
        Следует отметить, что в Интернете информация по Ходжалы представлялась тогда либо с проармянской стороны, либо на азербайджанском языке. В доступе к информации о нагорно-карабахском конфликте большое содействие мне оказала омбудсман Азербайджана Эльмира Сулейманова.
        Чем больше я читала о событиях той кровавой ночи в азербайджанском городе Ходжалы, тем сильнее мною овладевал ужас. Это реальные события, происходившие в наше время, с моими современниками, а мир остается в неведении. Армяне, оккупировав чужие территории, изгнав людей из своих родных мест, уничтожали и истребляли сотни мирных жителей, среди которых дети, женщины, старики. И все только за то, что эти люди были азербайджанцами.
        Эта информация повергла меня в состояние шока. Мною овладело чувство глубокого сострадания к народу Азербайджана и желание способствовать восстановлению справедливости.

        - События в Ходжалы признаны геноцидом уже 10 государствами мира. Вопрос к вам, как к юристу: какие признаки говорят о том, что против азербайджанского населения был осуществлен именно геноцид?

        - Действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую, религиозную или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу путём: убийства членов этой группы; причинения тяжкого вреда их здоровью; мер, рассчитанных на предотвращение деторождения в такой группе; изъятия детей из семьи; предумышленного создания жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этой группы, квалифицируются как геноцид.
        Армянские вооруженные формирования безжалостно истребляли именно азербайджанцев, уничтожая целые семьи, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. Уничтожали по одной единственной причине - из-за их принадлежности к азербайджанской национальности. Объяснения, дескать, это была война, шли военные действия, не оправдывают безжалостных действий преступников. В чем состояла необходимость жестокого убийства и истребления мирных жителей Ходжалы? Оккупанты якобы объявили мирному населению о "зеленом коридоре", через который можно было покинуть зону города, а сами безжалостно уничтожили их, преследуя и истребляя их в домах и в пути.
        Их действия были направлены именно на уничтожение населения, изгнание из родных мест, зачистку территории от жителей азербайджанской национальности.

        - О чем свидетельствуют известные высказывания нынешнего президента Армении о том, что резня в Ходжалы была полезной с точки зрения устрашения азербайджанцев?

        - Такие высказывания свидетельствуют о том, что действия армянских военных формирований были преднамеренно спланированы и осуществлялись с прямым умыслом - убить, покалечить, истребить с особой жестокостью, чтобы припугнуть остальное население Азербайджана.

        - Есть ли надежда, что преступники будут наказаны? Что нужно для этого, помимо той работы, что Баку уже проводит, и успешно, в этом направлении много лет?

        - Во-первых, нужна планомерная и кропотливая работа по представлению правдивой информации в каждой стране, где есть посольство или друзья Азербайджана. Эта работа, как вы отметили, уже проводится.
        Во-вторых, необходимо установить дружественные контакты на уровне парламентских групп, высших и конституционных судебных инстанций, и во время мероприятий обязательно грамотно представлять информацию о геноциде, именно с точки зрения массового нарушения прав человека.
        В-третьих, на мой взгляд, нуждается в поддержке информационный фронт, поскольку информация должна переводиться на многие языки мира.
        Ну, и, наконец, в четвертых, но не по важности, а по очереди - необходимо завершение уголовного расследования преступления и возбуждение процедуры создания международного трибунала по Ходжалы, с целью привлечения к международной уголовной ответственности и объявления международными преступниками известных лиц.

        - Что может пробудить армянский народ, как вы думаете?

        - Что значит пробудить? Они-то как раз и не спят. Посмотрите, как целенаправленно и последовательно они продвигают информацию о "геноциде армян" 1915 года. На слово "геноцид" в Интернете выдается информация о "геноциде армян", даже Холокост вы найдете на второй-третьей странице поиска, а информация о Ходжалинском геноциде представлена настолько с искажениями, что воспринимать эти страшные события как геноцид азербайджанцев становилось сложно. Их цинизм и лживость доходят до того, что зверские действия армянских оккупантов описываются, как действия азербайджанцев (турок, как они говорят) против "многострадального армянского" народа. Из Интернета спешно удаляются свидетельства преступлений армян.
        Так что не нужно тешить себя мыслями о том, что они спят и должны проснуться. Это мое личное мнение, исходя из собственного опыта...


Khojaly Massacre - JUSTICE FOR KHOJALY

Отправлено 18 февр. 2016 г., 11:29 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 18 февр. 2016 г., 11:31 ]

        Khojaly is a small town where population consisted mainly of Azerbaijanis. It is located in Azerbaijan, near the border with Armenia.

        
From the very beginning of the Armenian-Azerbaijani Nagorno-Karabakh conflict in the beginning of the 20th century, Armenians have been making plans to occupy Khojaly because of its strategic importance. One of the main reasons being the only operational airport in that region was situated in Khojaly. The other importance of Khojaly is that the city represented one of the major settlements in Karabakh mostly populated by Azerbaijanis. The population counted for over 6,000 at the beginning of the conflict. 
        Starting from the late 80s, Khojaly located around nine kilometers north-east of Khankendi (before the collapse of the Soviet Union this town was named Stepanakert in honor of the revolutionary Bolshevik and leader of the Baku Commune Stepan Shaumyan) and other Azerbaijani-populated areas in Nagorno-Karabakh became the second home for Azerbaijanis that had been expelled from Armenia. Considering that in 1991 Khojaly was populated by 6,300 people, by February 1992, according to British journalist Thomas de Waal, only around 3,000 civilians resided in the town.
        
According to the investigation by the international human rights organization Human Rights Watch, during winter of 1991-1992, Khojaly suffered from regular Armenian attacks in a form of shelling, mainly at night time. During this investigations, HRW had found that shelling mainly aimed civilian targets resulting in large numbers of civilian deaths.
        Upon a complete air and land blockade of Khojaly by the Armenians, helpless residents were imminently attacked. The attack began on the night of 25-26 February
with heavy artillery fire. After shelling of civilians by the Armenians supported by the CIS 366th motorized infantry regiment stationed in Khankendi (Stepanakert), the troops entered the town. According to witnesses, personnel and military equipment of the 366th Regiment took an active role in the assault and capture of the town, which was surrounded from the three sides when the army entered. İts also important to note that the representatives of the current Armenian government such as President Serzh Sargsyan
and Defense Minister Seyran Ohanyan have been leading the assault and capture of Khojaly.
        Under the shelling, Khojaly residents were forced to leave the town. They ran out of their homes, many without shoes or warm clothes and walked across the snow-covered terrain. Many people died from frostbite trying to escape from Armenian butchers. HRW reports that the Armenian armed forces and military personnel of the 366th motorized infantry regiment under the command of George Zarvigorov opened fire on people leaving the city. During the shelling, many civilians were killed. Armenians fired indiscriminately, and tortured, slashed and stabbed those who survived shelling.
        
There were still civilians in Khojaly who were unable to leave their homes. These people were taken captive and sent to Khankendi (Stepanakert) which was under the Armenian control.
        The Armenian atrocities in Khojaly are a clear demonstration of the utopic Armenian idea of creation of the "Great State of Armenia" by the means of ethnic cleansing at the
territories that had been internationally recognized as Azerbaijani lands. Importantly to note the hostages taken by Armenians had mainly been Azerbaijani women, children and elderly. There are recorded facts that some captives were subjected to severe physical violence and deprived from medical care and proper nutrition. Others have been exploited as slaves by the Armenian families. There were also Azerbaijanis that had been killed or died, unable to withstand the systematic torture and beatings.
        The Armenian authorities hid some prisoners from international observers, obviously in order not to disclose the realities of brutal violence and sophisticated torture of Azerbaijani prisoners.

        
The victims of ethnic cleansing in Khojaly:
        613 killed by Armenians:
        63 children
        106 women
        70 elderly
        487 wounded
        1275 captives
        150 missing
    
        Despite the declared readiness of the Armenian side to return captive Khojaly civilians (women and children) to the Azerbaijani side, in fact this has never been done.

НАЦИОНАЛЬНОЙ АРМИИ ПОСВЯЩАЕТСЯ — БАХРАМ БЕК НАБИБЕКОВ

Отправлено 18 февр. 2016 г., 1:07 пользователем Murad Nabibekov   [ обновлено 18 февр. 2016 г., 4:15 ]

Двадцатый год: бои в Карабахе 







Шемистан НАЗИРЛИ,
полковник-лейтенант,
старший офицер и старший научный сотрудник
отдела военной истории Центра военной науки.

     
   Кровавые мартовские дни 1920 года, ознаменовавшиеся агрессией дашнаков против независимого Азербайджана, явились серьезным испытанием для только-только формировавшейся национальной армии. И наши воины с честью выдержали этот экзамен, в считанные дни (22 марта – 3 апреля) разгромив врага и очистив благодатную землю Карабаха. Таким образом, за полтора года существования доблестной Национальной армии решительной победой увенчалась и третья военная кампания.
        В документальной повести «Двадцатый год: бои в Карабахе» на основе архивных документов приведены сведения о заслугах полных кавалеров артиллерии, генералов Самед бека Мехмандарова и Алиаги Шихлинского, генерал-майора Габиб бека Салимова, генерал-губернатора Карабаха Хосров бека Султанова и полковника Бахрам бека Набибекова.
        «22 марта 1920 года, в праздничную ночь Новруза армяне нагорной части Карабахской области подняли мятеж и заняли Аскеранский проход. В район событий были выдвинуты части под командованием генерала Габиб бека Салимова, которые 3 апреля перешли в решительную атаку. Дисциплина и боевой дух в войсках были на несравненно высоком уровне. Весь мир был поражен тем, как нашей стране за короткий срок в условиях неурядиц и безденежья удалось создать обученную армию. Это был поистине славный для всего Азербайджана день, многие не скрывали слез радости».

Полковник Исрафил бек Исрафилбеков 
(25.01.1893-07.1945),
из книги «Национальное
азербайджанское движение» 

        … Военный министр Самед бек Мехмандаров прибыл на Аскеранский фронт. Он поздравлял бойцов, сражавшихся на передовой не на жизнь, а на смерть, по-детски радовался их успехам. С момента создания наша армия одержала три значительные победы. В первые дни 1919 года армяне Зангезура при помощи дашнаков из Иревана начали изгонять азербайджанцев и сжигать их села, ставя цель отделить уезд от Азербайджана и передать его в состав Араратской республики. Они во всеуслышание объявили, что не хотят признавать азербайджанское правительство. В холодные январские дни в Зангезур были отправлены воинские части под командованием генерал-майора Джавад бека Шихлинского. Эти силы более месяца вели боевые действия, пока не взяли под контроль село Дыг – последнее прибежище сепаратистов. Зангезур остался в составе Азербайджана.


        Вторая победа была одержана в июле того же года, когда на Мугани и в Лянкяране национальная армия наголову разгромила русско-армянские бандформирования и отряды молокан, не желавшие признавать азербайджанское государство.

        И вот сегодня одержана третья победа, на празднование которой прибыл министр Самед бек Мехмандаров. 22 марта 1920 года армяне подняли мятеж и заняли Аскеранский проход. Руководил мятежом прибывший из Иревана дашнакский предводитель генерал Дро Канаян. Военное министерство Азербайджана подготовило чрезвычайный план для спасения Карабаха. Приказом военного министра 23-го числа на Аскеранский фронт были направлены до 20 тысяч солдат и офицеров, в том числе 3-й Гянджинский полк, 5-й Бакинский полк, 1-й Джаванширский полк, 2-й Губинский полк под командованием генерал-майора Габиб бека Салимова. Упорные бои не прекращались ни на миг в течение 12 дней, азербайджанские воины бесстрашно сражались за каждую пядь родной земли, пока не вступили в Шушу. Следует указать, что два последних успеха национальной армии тесно связаны с именем и военным талантом Габиб бека Салимова, одного из лучших военачальников азербайджанской армии. Отправленный 4 апреля рапорт Габиб бека подвиг 64-летнего военного министра выехать в Карабах, дабы поздравить победителей. Читая и перечитывая этот рапорт объемом всего в страничку, умудренный опытом Самед бек в сильном волнении сделал пометки в нескольких местах, все повторяя про себя: «Молодец!». Обладатель генеральских эполет, военный министр Самед бек ощущал себя рядовым солдатом. Участник бесчисленных кампаний, он отлично понимал, что значит для солдата выслушивать поздравление от командующего на линии фронта. Поэтому он приказал своему заместителю Алиаге Шихлинскому:


      
 – Готовьте приказ, завтра рано утром выезжаю в Карабах поздравлять бойцов. За меня остаешься ты. Послушай, Алиага, я чего-то никак не припомню Набибекова, которого Габиб бек в своем рапорте назвал героем дня…

        А.Шихлинский слегка усмехнулся:

        – Если помните, в июне прошлого года вы на несколько дней поехали в Евлах и тоже назначили меня исполняющим обязанности министра. Тогда капитан 1-го Джаванширского пехотного полка Вахид бек Набибеков подал рапорт с просьбой уволить его с занимаемого поста. В рапорте имелась такая фраза: «…Состояние здоровья и условия не позволяют мне служить правительству республики». Тогда меня эта фраза сильно задела, я вызвал его и отчитал за неуважение к чести и достоинству азербайджанского офицера, а затем отдал приказ о заключении под арест с освобождением от службы. Спустя несколько дней вы вернулись и избавили его от наказания.

        – Вспомнил, – ответил Самед бек, протирая пенсне. – Такой степенный, высокого роста…

        – Ну, для вас он, может, и степенный, а для меня ленивый и к тому же изрядно в летах, капитан Вахид бек Набибеков. А в качестве героя дня Габиб бек охарактеризовал в своем рапорте его младшего брата, подполковника Бахрам бека Набибекова, который прошел славный боевой путь в Первую мировую войну. Вот, я принес его послужной список, как вы приказали.

        Министр открыл не очень объемистую, всего в восемь страниц, послужную книгу Бахрам бека и задержался на первой странице.


        – Алиага, пока не забыл, скажу тебе, что капитан Вахид бек приходил ко мне и признал, что допустил ошибку, подав тот рапорт. Мне показалось, что он, долго служивший в отряде милиции, не очень глубоко знает военный устав. Сказал, что в той фразе не было какого-либо умысла, и я ему поверил. С условием уважительного отношения к твоему, генерала Шихлинского авторитету, я наложил на рапорт капитана Набибекова резолюцию «Прощаю наложенное на него взыскание». Я вернул его в ряды Вооруженных сил под свою ответственность. Если подполковник Бахрам бек приходится ему младшим братом, то я очень рад.

        – Самед бек, Бахрам совсем не похож на степенного Вахид бека, это сущий бес. Вообще у нас в армии должны быть четверо братьев Набибековых – Вахид, Бахрам, Захид, Гусейн… нет, пятеро, еще Мамед бек.

        – Молодец, как ты их всех помнишь, такая память похвальна, друг мой.

        – Дело в том, что в ноябре-декабре 1918 года, когда в Тифлисе создавался мусульманский корпус, я лично принимал братьев Набибековых в армию. Мой штаб находился на первом этаже гостинцы «Лондон». Но запомнил я их в большей мере благодаря их отцу, человеку чрезвычайно интересному, также явившемуся вместе с ними. Гасым бек в свое время работал переводчиком восточных языков в штабе генерала Куропаткина в Туркестане. Сейчас в отставке. Рассказывал о своей дружбе с Мирзой Фатали Ахундовым.

        – Итак, Бахрам бек родился 6 декабря 1884 году в Шеки, в бекской семье. Окончил Кутаисское реальное училище, а 2 сентября 1904 года – Константиновское артиллерийское училище в Петербурге с дипломом I степени. – Министр промолчал и взглянул на собеседника поверх пенсне. – Ого, вот хорошо, это же наше училище. Значит, из одного гнезда мы с ним вылетели… Видишь, Алиага, каковы артиллеристы Константиновского училища?

        – Самед бек, солдат должен походить на командира, офицер – на генерала. Если командир толковый, то и солдат таков же, у слабого командира и солдаты никуда не годны. Между прочим, эти вошедшие уже в поговорку фразы принадлежат вам. И потом, как говорят в народе, яблоко от яблони недалеко падает. Верю, что подполковник Бахрам бек ваш достойный продолжатель.

        – По-твоему, карьера Бахрам бека схожа с моей? – спросил С.Мехмандаров с нескрываемой радостью.

        – Еще в июне-июле 1918 года я был свидетелем боев, которые он вел против дашнаков и большевиков в Говсане и в районе резервуаров Нобеля, – по-военному строго отчеканил А.Шихлинский. – Бахрам – офицер бесстрашный и грамотный, им стоит гордиться. Лично я не сомневаюсь, что ему принадлежит заслуга окружения и уничтожения Бешеного Газара. Человеку, так любящему военное дело, самое место в академии.

        – Я с тобой согласен. Но в какой академии? Россия для нас закрыта, у самих нет, к тому же мы ведем войну… – Просматривая документы Бахрам бека, министр явно оживлялся: – Подпоручик 20-й артиллерийской бригады отдельного Кавказского корпуса, 7 сентября 1909 года – поручик, в 1912 году – командир третьей батареи. Затем на должности заместителя начальника артиллерии в отдельной Кавказской армии. Всю войну провел на Кавказском фронте.

        – Вам нужны награды? На оборотной стороне следующей страницы.

        – Ага, вот. Орден святого Станислава III степени, орден св. Анны без указания степени. Но не страшно, и так все ясно. Ты совершенно прав, Алиага, у нас немало таких способных офицеров, и если бы они могли получить академическое образование, наша армия была бы сильнее впятеро. Увы, пока такой возможности у нас нет.

Доблесть полковника Бахрам бека

        
Последние фразы рапорта вызвали у С.Мехмандарова особый интерес. Генерал Габиб бек Салимов писал, что наши славные войска сражались с отвагой, присущей старым, закаленным в боях частям. Героями сражения стали губинцы, стремительным приступом взявшие Дашкендскую высоту, и бойцы 4-й Горной батареи подполковника Бахрам бека Набибекова, которые, несмотря на попытки армянских атак, ни на миг не пали духом и мгновенно отвечали на каждый выпущенный по ним снаряд. Самед бек всю дорогу под впечатлением одержанной победы что-то бормотал под нос и вообще находился в приподнятом настроении, пребывая во власти самых радужных мечтаний. Успех Габиб бека, талантливого военачальника, к которому он питал почти отеческие чувства, окрылил этого старого боевого офицера, а хвалебный рапорт Габиб бека о Набибекове удвоил его радость.

        Полутора годами раньше, 5 декабря 1918 года, проводя смотр частей только формировавшейся армии, военный министр Самед бек остался очень доволен солдатами и офицерами дислоцированной в Тертере горной батареи, о чем указал в приказе №8. В приказе отмечается, что командир батареи Бахрам Набибеков и офицеры проявляют явные признаки умения устранять недостатки, и проделанная командиром батареи за короткий срок работа вселяет уверенность в том, что в ближайшее время эта часть поднимется на еще большие высоты. В приказе выражалась благодарность командиру Б.Набибекову и немногочисленным офицерам батареи. «Значит, судя по рапорту Габиб бека, главную роль в окружении и уничтожении отряда дашнака Бешеного Газара сыграла батарея нашего бешеного Бахрама Набибекова. Ну что ж, прекрасно, – говорил сам с собой министр. – Победа достигается исключительно благодаря пониманию исполнителями отдаваемых приказов. Значит, я не ошибся тогда, в позапрошлом году, отдавая тот приказ. Да и начальник генштаба тогда косвенно намекал, что Бахрам бек хороший командир, но слишком вспыльчив, порой не может контролировать свои эмоции…» Тогда С.Мехмандаров ответил: «Если командир не будет расторопен и вспыльчив, то, во-первых, солдаты не будут слушать его. И потом, у командира, который в бою еле передвигает ноги, солдаты будут убиты прежде, чем поднимутся с места».

        
Впервые с тех пор, как он стал военным министром, Самед бек надел свой новый мундир, даже нацепил аксельбанты и вензеля, хотя не привык к парадности. На груди его красовались ордена, включая «Белого орла», которого удостаивались очень немногие и которым С.Мехмандаров был награжден за то, что в 1915 году сумел сорвать план молниеносной операции германского генерала А.Макензена.

Героический полк

        Как только донесся сигнал автомобиля, собравшиеся у казармы солдаты и офицеры, узнав своего министра, вскричали «ура». Бахрам бек вышел вперед и резким командным голосом отдал приказ «Стройся!..». Часть расторопно построилась – офицеры впереди, рядовые позади. Горделиво стоя перед строем, Бахрам бек скомандовал: «Полк, напра-во! Равняйсь!» Личный состав как один повернулся и вытянулся в струнку. Из автомобиля вышли трое – генерал-губернатор Карабаха Хосров бек Султанов, командующий территориальными войсками генерал-майор Габиб бек Салимов и военный министр Самед бек Мехмандаров. Пристальный взгляд министра был устремлен на строй.

        – Господин военный министр, к вашему прибытию офицеры и рядовой состав третьей артиллерийской батареи построены. Командир батареи подполковник Бахрам бек Набибеков.

        – Вольно, героические воины Родины! – скомандовал Самед бек и, сделав несколько шагов вперед, пожал руку Бахрам беку:

        – Молодцы, и ты, и твой полк. Молва о необычайном героизме, проявленном вами в боях, разошлась по всему Азербайджану. Ваш командующий Габиб бек Салимов присутствует здесь. Приказываю наградить каждого офицера и рядового третьей артиллерийской батареи за проявленное в боях мужество. А вашего командира Бахрам бека можете поздравить с новым званием полковника.

        Батарея приветствовала своего командира тройным громовым «Ур-ра!» Министр резко вытянулся и, приподнявшись на цыпочках воскликнул:

        – Молодцы, еще раз молодцы, спасители Отечества!

        Ответный громовой возглас личного состава батареи «Служим азербайджанскому народу!» еще некоторое время эхом отдавался в окрестных горах. Министр прошелся перед строем и остановился точно посередине:


        – Сегодня утром мы провели в Шуше собрание. Я и там поздравил войска. Сначала приказал не приводить туда вашу батарею, но потом, выехав из Баку, решил поздравить вас прямо на боевых позициях. Вы достойны этого, завоевали такое уважение своим героизмом. Да, третья артиллерийская батарея уничтожила генерала Бешеного Газара и обратила в бегство его кавалерию, впервые подняв над Карабахом флаг Азербайджана. В ночь с 22-го на 23 марта около трех часов ночи противник впервые выступил серьезными силами отсюда, из Аскерана. Они убили и взяли в плен наших солдат, которых было 50 человек. И вы впервые дали врагу отпор в Аскеране, не оставили кровь товарищей по оружию неотомщенной.
        Я участвовал в нескольких сражениях на германском фронте, но таких героев, как вы, мне редко приходилось встречать. Вы подкрепили мои надежды. Вы достойно защитили честь молодой азербайджанской армии.


        Батарея приветствовала своего министра скандированием «Да здравствует Азербайджан!» Облегчив душу, Самед бек заметно успокоился. Несмотря на лета, он был еще достаточно бодр. Прохаживаясь вдоль строя, он беседовал с офицерами и солдатами. Наконец, спросил Габиб бека, указывая на молодого офицера. По знаку генерала тот вышел из строя и доложил:

        – Достопочтенный Самед паша, я из Кавказской исламской армии, добровольно остался помогать вам. Ибо у нас с вами один язык, одна вера, одна история. Азербайджан – и ваша, и наша родина.

        – Как вас зовут?

        – Простите меня, грешного. Совсем забыл представиться от растерянности. Я подполковник Исмаил Хаккы эфенди.

        Габиб бек приблизился к министру и вполголоса сказал:

        – Господин министр, подполковник хорошо слагает песни. В перерывах между боями ведет с солдатами интересные беседы об истории, литературе, философии. Ежедневно в течение получаса учит их маршам собственного сочинения.

        – Молодец, – Самед бек был явно удовлетворен, – это тоже очень важно. Тюркским народам, освободившимся от столетнего русского гнета, необходимо напомнить, что мы не всегда были под колониальным господством. Напротив, было время, когда мы диктовали свою волю Европе и Азии. Народ должен знать славные страницы своего прошлого, которые составляют достойную часть мировой истории. Кто хочет победить врага, должен пробудить в народе национальные чувства. Господин подполковник, вы семейный?

        – Нет, холост.

        – Что ж такое? Комбриг Габиб бек холост, комдив Джавад бек холост, комбат Бахрам бек холост. Так и вы холосты?.. Кончайте с этой холостяцкой жизнью.

        – Достопочтенный паша, вот покончим с неверными гяурами, а дальше…

        Министр обратился к Габиб беку:


        – Где живет Исмаил Хаккы эфенди – в Баку?

        – Нет, господин министр, он выбрал себе родиной Шеки, и причина – в его тесной дружбе с Бахрам беком.

        – Ну что ж, прекрасно. Подполковник Исмаил Хаккы эфенди, не соскучились по Стамбулу?


        – Нет, в Азербайджане я на своей родине. Я родился в Кайсери, а в Стамбуле жил совсем мало. На Кавказе побывал во многих местах – Дербенде, Теймур-хан-шуре, Ахты, даже в родном селе имама Шамиля. Но нигде не осел, ибо в этих местах свою лживую пропаганду ведут большевики. В прошлом году мой друг Бахрам бек пригласил меня в гости в Шеки. Я полюбил Шеки как родину, а Бахрам бека как брата. Там я и дом купил.

        – Не споете ли нам одну из ваших песен?

        – Пожалуйста. Позвольте… Как только я начну, вся батарея должна подпевать.


        Зазвучала, полилась над Карабахом песня, зовущая азербайджанских воинов в бой, к победе…

Когда враг не сдается

        Церемония по случаю прибытия военного министра закончилась. Кроме С.Мехмандарова в комнате остались трое – губернатор Х.Султанов, генерал Х.Салимов и теперь уже полковник Бахрам бек Набибеков. Самед бек, извинившись, вышел из отведенных для гостя апартаментов. Вернулся он спустя несколько минут в домашней одежде.

        – На Кавказе везде красиво, но моя родина – прекрасный Карабах, земля моих предков не имеет равных. Вот уже около пятидесяти лет я разлучен с Карабахом, но в душе остаюсь карабахцем. Где бы ни был – на Дальнем Востоке, в Порт-Артуре, Варшаве – везде тосковал по родной земле. Величайшей моей мечтой было не добыть сокровища, не попасть в рай, а выйти в отставку и поселиться до конца дней моих в Шуше, которую так любил покойный отец, – с этими словами он обратился к Хосров беку:

        – Как же я завидую тебе… Знаю, что только ты, генерал-губернатор Карабаха, можешь справится с этими подлыми дашнаками. Потому что ты, и говорю это вовсе не ради комплимента, человек дела и неробкого десятка. В общем, и эту опасность мы благополучно преодолели…

        Все эти хвалебные дифирамбы С.Мехмандаров высказывал отнюдь не просто так. Именно Хосров бек сумел обуздать дашнаков, поднявших в Карабахе мятеж летом предыдущего года, и силой оружия вынудил их признать азербайджанское государство, изгнав из Шуши членов подпольного дашнакского комитета. В ответ дашнаки при пособничестве азербайджанцев из числа сторонников большевизма стали активно распространять слухи о скором отзыве Хосров бека военным министром. Для опровержения этих слухов Узеир Гаджибейли писал в газете «Азербайджан» 24 июня 1919 года:
        «Хосров бек действительно самый подходящий для Карабаха руководитель. Эта личность, в совершенстве зная местные условия и обладая отменным здоровьем, проводит целенаправленную политику, неуклонно следуя общественным интересам в контексте указаний государственных органов. Армяне преднамеренно разжигают в Карабахе беспорядки, пытаясь очернить генерал-губернатора Карабаха в глазах военного руководства. Не будь во главе Карабаха Хосров бека, имеющего величайший авторитет среди мусульманского населения области и пользующегося уважением даже среди армян, эти издревле райские места давно бы уже превратились в ад и стали ареной убийств и кровопролития».

        Полулежа на железной кровати и облокотившись на подушку, Самед бек говорил устало, в голосе его сквозила печаль, присущая людям пожилым:

        – Мне уже 64 года, и я счастлив, что и на склоне жизни понадобился моей родине как солдат. – Тут он словно вспомнил что-то. – Так что же, господа, только я и говорю. А вы? Ведь я приехал из Баку вас послушать. Только что, вернувшись из Аскерана, спросил у Габиб бека о подробностях операции против Бешеного Газара. Тот ответил, что операцию проводил полковник Бахрам бек, вот он и доложит. Итак, Бахрам бек, слушаем тебя.

        Бахрам бек заметно растерялся от неожиданного вопроса, даже покраснел.

        – Рассказывай, нечего стесняться, – подбодрил его Самед бек. – Ведь в этой победе, если можно так выразиться, главным героем стала твоя батарея.

        – В бою за высоту Дашбашы артиллерия Бахрам бека поначалу молчала, и это вывело меня из себя, – попытался выручить товарища Габиб бек. – Мой адъютант то и дело напоминал, что Бахрам бек советует не спешить, а тем временем Бешеный Газар наступал. Кстати, Бахрам бек мастерски укрыл свою батарею на окраине леса, и создавалось впечатление, что наступлению противника ничто не мешает. Таким образом, артиллеристы Бахрам бека молчали, враг продвигался вперед, и сносить такое было невозможно. Я не стерпел и пришел на их позицию. Бахрам бек сделал мне знак не беспокоиться. Разведка донесла, что у армян большинство орудий неисправны, они привезли их больше для того, чтобы попугать нас. Прошло еще минут десять, и Бахрам бек воскликнул: «Теперь пора!». И скомандовал во весь голос: «Вперед, мои соколы, вперед, за Родину – Азербайджан!» Не прошло и получаса, как конница противника начала отступать. Одновременно рота губинского батальона и большая часть загатальского полка потеснили армян с флангов. В итоге человек 30-35 кавалеристов Газара сумели бежать и спастись, а на поле боя остались всего пятеро-шестеро, и среди них сам Газар. Бахрам бек что-то говорил ему, что приводило его в ярость.

        
– Значит, они говорили? – спросил Самед бек.

        – Да, причем на их языке, и мне трудно было что-то разобрать. Но я хорошо видел, сколь незавидна эта участь – оказаться в ловушке. Тонущий за соломинку хватается. Вот в таком именно положении и находился армянский предводитель.

        – О чем же ты говорил с ним, Бахрам? – поинтересовался С.Мехмандаров.

        – Я выучил их язык, когда учился в Кутаисском реальном училище. Я предложил ему сдаться и ребятам поручил прекратить огонь на время, потому что хотел взять того живым. Но он стал упорствовать. Тогда я соврал, что заранее договорился с его бойцами и, мол, выкупил его. Сказал, что его продали свои же, так что ничего другого, кроме как сдаться, ему не остается, – пояснил Бахрам.

        – Господин министр, это была настоящая театральная сцена, – заметил Габиб бек.

        – Подожди, подожди, пусть сам расскажет.

        – В общем, я сказал ему, что если он не сдастся, то тем самым сам себя обречет на смерть, – продолжил Бахрам бек.

        – Да, ничего не скажешь, здорово ты его обломал, молодец. Таков должен быть профессиональный военный. У того негодяя был боевой дух, была жажда к разбою и грабежу, но не было военных способностей, и в критический момент это проявилось в полной мере. Генеральское звание, полученное без каких-либо заслуг, затмило его разум и в конце концов привело к гибели. А что было потом?

        – Газар принялся умолять отпустить его. Обещал, что впредь ни разу не появится в Дилижане и Карабахе. Я пришел к Габиб беку и спросил, что делать, к тому же у солдат так и чешутся руки прикончить его. Габиб бек был краток: утихомирить. И мы выполнили приказ.

        – И были совершенно правы,
– отозвался С.Мехмандаров, – если враг не сдается, его уничтожают.

        …В дверь тихо постучали.

        – Входите, – сказал Самед бек.

        На пороге показался молодой офицер с подносом:

        – Чай готов, разрешите принести, – отчеканил он.

        Пододвинув к кровати Самед бека стоявший в углу небольшой столик, он поставил у его ног пару домашних чувяков. Разлив чай и накрыв чайник плотным платком, он встал по стойке «смирно» и произнес:

        – Разрешите идти.

        – Свободен
, – скомандовал Габиб бек. – Далеко не отлучайся.

        Как только молодой офицер исчез, Самед бек принялся расхваливать его поведение, аккуратный внешний вид и военную выправку.

        – Русские заявляют, что из нас, мусульман, дескать, военных не получится. Привести бы их сюда, пусть полюбуются. С такой выправкой офицера в русской армии днем с огнем не сыскать. Если за какие-нибудь полтора года у нас выросло столько способных офицеров, нетрудно представить, на что мы были бы способны, имея армию с трехсотлетней историей, как у русских, – он глубоко вздохнул. – Но Азербайджан слишком лакомый кусок, со всех сторон на нас точат зубы. Ушел Деникин, взамен большевики пускаются на различные уловки, чтобы затеять вторжение в наши земли. На Северном Кавказе они разжигают вражду между казаками и горцами. Это наглядный образчик политики «разделяй и властвуй».

        – Самед бек, может ли Деникин опять объявиться на Кавказе?
– спросил Хосров бек.

        – Никогда! Большевики уже спели ему лебединую песнь, с Деникиным покончено, – и с особой ненавистью добавил: – Большевики такой уж народ, что там, куда ступала их нога, сто лет трава не растет. Такая же участь ожидает и адмирала Колчака, который сегодня воюет с ними в Поволжье и Сибири.

        – Пленные армяне говорят, что они хотели объединиться с Деникиным против нас, но не получилось,
– вмешался в беседу Бахрам бек. – По их словам, рано или поздно армяне объединятся с большевиками, и вместе они расправятся с независимым Азербайджаном. То же самое заявляли армянские бойцы, захваченные в плен подполковником Рафибековым и полковником Левестамом.

        
– Большевики развернули бешеную пропаганду в Баку среди рабочих русских и мусульман, чтобы вызвать у них ненависть к национальному правительству и его сторонникам. И сегодня среди нас немало их агентуры. Не далее как неделю назад в Гяндже задержана диверсионная группа во главе со Смысловым. И кто же оказался среди ее членов? Нелли Чернышева, любовница работника нашего Генерального штаба – не хочу называть его, Станислав Зубер и другие. Видимо, наша контрразведка, органы безопасности попросту дремлют. Зато в Армении, судя по поступающим данным, большевики действуют иначе. Они сочувственным тоном заявляют, что армяне находятся во враждебном мусульманском окружении Азербайджана, Ирана и Турции, и только большевики предоставляют им гарантии государственной независимости, вдобавок расширят их территорию за счет Азербайджана и Турции. Как видим, своей коварной и двуличной политикой большевики уже подчинили себе горцев Северного Кавказа и теперь обратили взоры на юг.


        – Когда вы на прошлой неделе находились в Гяндже, я известил вашего заместителя генерала Шихлинского о том, что нельзя успокаиваться, изгнав армян из Карабаха, – вмешался Габиб бек. – Думаю, он проинформировал вас об этом. Мы должны увеличить личный состав Джаванширского, Губинского, а также Татарского кавалерийского полков и гвардии в Шуше и Ханкенди. Нельзя забывать, что дашнаки живут грезами о Карабахе, признают это армянские пленные или нет. Считаю, что рано или поздно они объединятся с большевиками и атакуют Карабах.

        – По-моему, нам следует пока что оставить здесь также Шекинский и Эрешский полки,
– сказал усталым и раздраженным тоном С.Мехмандаров. – Полк под командованием полковника Сейфуллы Гаджара отправьте в Газах, откуда тоже поступают тревожные сведения. Амир хан Хойский сообщает, что армяне готовятся к нападению на пограничные села Кямярли и Татлы.

        Самед бек долго не мог заснуть, его одолевали тяжкие раздумья. Оживленные веселые минуты на батарее Бахрам бека в полдень словно отошли куда-то в прошлое. Облокотившись на подушку, он закрыл глаза в надежде уснуть, но сон все не шел. От беспокойства у него дрожали руки и даже жилы на шее. Наконец он встал и подошел к окну. Внизу, на холме Эримгил кое-где мерцали огоньки. Неожиданно откуда-то издали донеслась стрельба, и немедленно раздался лай собак. Самед беку захотелось взглянуть на родовой дом Мехмандаровых, но он ничего не увидел и вспомнил, что дом находится в другой стороне. «Завтра обязательно схожу туда, Непременно схожу, иначе навлеку обиду душ моего отца Садыг бека и деда, погонщика мулов Мурада. Кто знает, когда-то еще доведется побывать в Шуше».

        Тяжелые раздумья и больше всего – разговоры о предстоящем вторжении большевиков – не отпускали его. Что же такое творится, подумать только! Русские рабочие в Баку уже ведут себя как хозяева положения. Их подстрекает этот мальчишка Алигейдар, который отправил в Гусар Джафара Бабаева вести в полку большевистскую агитацию. По чьему наущению? Ярого дашнака Микояна? Почему большевики считают непозволительным азербайджанцам жить свободно и независимо? Сразу же по возвращении надо будет распорядиться об аресте всех их и содержании в строгом режиме. А то Алигейдар и ему подобные большевики, подстрекая русских рабочих, сбивают с толку и некоторых наших невежд. Мы должны бороться и встречать с оружием любого агрессора. Нужно сражаться!

        Весь поседевший, но с военной суровостью во внешности и голосе, 64-летний генерал Самед бек Мехмандаров провел всю эту ночь в мучительных раздумьях о судьбе своего народа.

        Наконец, в близлежащем квартале Кечарли запели первые петухи. С.Мехмандаров бросил беглый взгляд на лежавшие на столе часы; не веря своим глазам, он надел пенсне и сжал губы – было без десяти минут четыре. Усталый и в отвратительном настроении, Самед бек тяжело направился к кровати…

Источник: Kaspiy.az

* * *

Бахрам-бек Набибеков 

        Бахрам-бек Гасым-бек оглы Набибеков (6 декабря 1884—1930) — азербайджанский военный деятель, Полковник, один из руководителей Шекинского восстания 1930 года Бахрам-бек родился 6 декабря 1884 года в городе Шеки в бекской семье рода Набибековых. Его отец подполковник Гасым-бек Набибеков служил переводчиком восточных языков в штабе генерала Куропаткина в Туркестане. Общее образование Бахрам-бек получил в Кутаисском реальном училище. 
        В службу вступил юнкером рядового звания в Константиновское артиллерийское училище в Петербурге. По окончании училища по первому разряду в сентябре 1908 года подпоручик Набибеков был направлен в 20-ю артиллерийскую бригаду 1-го Кавказского армейского корпуса. В 1911 году, поручик, младший офицер 6-й батареи . В 1912 году — помощник начальника 2-го Кавказского учебного артиллерийского полигона. С 31 августа 1912 года — штабс-капитан. В Первую мировую войну воевал в составе 20-й артиллерийской бригады на Кавказском фронте. Был награждён орденом святого Станислава III степени и святой Анны. 
        24 марта 1920 года приказом по военному ведомству № 167 командующий 1-м лёгким дивизионом 2-й артиллерийской бригады капитан Бахрам-бек Набибеков был произведён в подполковники. 
        После установления советской власти в Азербайджане был военным комиссаром Шекинского района. 
        В апреле 1930 года в селе Баш Гёйнюк Шекинского района произошло восстание против советской власти. Одним из руководителей антибольшевистского восстания был полковник Бахрам-бек Набибеков. Свергнув власть в своем селе, восставшие предприняли наступление на Шеки. Все население города присоединилось к восставшим. Общая численность восставших была около 10 тысяч человек. Советская власть в городе была свергнута. Восстание охватило 8 областей Азербайджана. На подавление восстания были направлены части Красной Армии. Восстание было подавлено спустя 3 дня, после того как, части Красной Армии отбили Шеки. Восставшие вынуждены были отступить, однако в течение ещё долгого периода времени совершали вылазки. В одной из таких стычек с частями Красной Армии, в июле 1930 года рядом с селом Бидейиз, на горе Бухдур, Бахрам-бек был убит. Семья Бахрам-бека, была подвергнута репрессиям. 2 марта 1931 года были арестованы его братья — полковник Гусейн-бек и капитан Вахид-бек.

                                                    * * *
Восстание против советской власти в 1930-ом году.

1-10 of 16